Ім'я файлу: історія тіфлопедагогіки.doc
Розширення: doc
Розмір: 83кб.
Дата: 28.01.2020

ИСТОРИЯ ТИФЛОПЕДАГОГИКИ,

ШКОЛЫ СЛЕПЫХ И СЛАБОВИДЯЩИХ
Исторический подход к изучениюпедагогической науки, - пишет Ф. Ф. Королев, — расширяет горизонт исследования и подводит к более глубокому пониманию сущности самого явления»

Не менее важны и актуальны теоретические исследования в тифлопедагогике, которой предстоит на основе достижений общей психологии и педагогики, широкого педагогического эксперимента, обобщения передового опыта работы школ наметить перспективы дальнейшего развития науки и практики обучения и воспитания детей с нарушением зрения.

Среди условий, обеспечивающих высокий уровень теоретических исследований в общей и специальной педагогике, важное место занимает исторический и логический подход к изучению науки. Он позволяет концентрировать внимание и а существенных фактах в процессе развития науки, оценивать каждое явление во взаимосвязи с другими, видеть прогрессив­ную роль ученых в решении актуальных проблем воспитания в конкретные периоды исторического развития общества. Исторический и логический подход к изучению истории советской тифлопедагогики и школы слепых и слабовидящих определяет исходную отправную точку дальнейшего развития теории тифлопедагогики.

Советская тифлопедагогика и школа слепых и слабовидящих характеризует собой принципиально новый этап на пути развития мировой теории и практики обучения и воспитания детей с глубокими нарушениями зрения.

Объем и задачи учебного пособия не позволяют остановиться на анализе путей развития отечественной тифлопедагогики и школы слепых в дореволюционной России. Отметим лишь, что идеи русской официальной тифлопедагогики отвечали полностью интересам правящего класса. Социальное бесправие слепых в России приводило к тому, что выпускники оказывались неподготовленными к самостоятельной жизни, вне всякой государственной помощи, лишались права на труд и пенсию. Передовые отечественные дореволюционные тифлопедагоги не видели в условиях царской России возможности решить актуальные проблемы обучения и воспитания слепых детей. «Трудно думать, — писал Я. Н. Колубовский в 1909 году, — что в более или менее близком будущем для русских слепых были бы представлены средства для решения задач всеобщего их обучения».

Становление и развитие советской тифлопедагогики неотделимы от той грандиозной перестройки в области народного образования, которая происходит в годы социалистического строительства на основе достижений общей педагогики. Уже в первые годы Советской власти школа слепых, а затем и школа слабовидящих включаются в общую систему народного образования.

Поэтому важным условием развития теории и практики обучения слепых и слабовидящих является уровень и достижения смежных наук, особенно таких, как общая психология и педагогика, офтальмология, психопатологии, частные методики.

Так, изучение офтальмологией причин детской близорукости, успехи медицины в лечении и профилактики инфекционных заболеваний привели к необходимости дальнейшей дифференциации обучения: в 30-е годы в СССР развивается система обучения слабовидящих.

Начало развития советской тифлопедагогики связано и с критическим переосмыслением достижений дореволюционной теории и практики обучения слепых, которая обогатила мировую тифлопедагогику и создала предпосылки для возникновения новой теории науки.

Важным условием развития советской тифлопедагогики являлась деятельность ученых и практиков всех союзных республик. Своими исследованиями они не только дополняли и уточняли единую советскую теорию обучения и воспитания слепых и слабовидящих, но и непосредственно участвовали в ее создании.

Решение вопроса о критериях в периодизации истории советской тифлопедагогики позволит установить, в какой мере наука решала задачи, стоящие перед школой слепых и слабовидящих в конкретных исторических условиях. И, наконец, решение вопроса о периодизации в истории тифлопедагогики важно и потому, что позволяет видеть роль теории в реше­нии практических задач, стоящих перед специальной школой. В одних случаях теория может опережать развитие практики и указывать пути дальнейшего развития школы для детей с нарушением зрения, в других — тормозить или вести по неправильному пути практику обучения и воспитания слепых и слабовидящих.

Анализ учебников, учебных пособий и статей по истории специальной педагогики (А. Г. Басова, И. Г. Еременко, X. С. Замский, В. А. Феоктистова, Н. Б. Коваленко, Н. Д. Ярмоченко и др.) показывает, что советские дефектологи стоят на единых диалектико-материалистических позициях в раскрытии закономерностей и особенностей развития науки и практики обучения и воспитания аномальных детей и взрослых. Они показывают общественный и исторический характер воспитания слепых, глухих умственно отсталых, слабовидящих, слабослышащих. Но несмотря на единство исходных позиций указанных авторов учебников, учебных пособий и статей по истории специальной педагогики, в дефектологии не существует единого подхода к периодизации развития советской специальной педагогики.

Есть основание говорить, что хронологически этапы раз­
вития общей, сурдо-, тифлопедагогики могут не сов­
падать. Но главная причина неоднозначной периодизации в
истории развития науки и практики обучения и воспитания
аномальных детей объясняется тем, что ее авторы выдвига
ют разные критерии, определяющие периоды в развитии специальной педагогики и практики обучения. Например, в основу периодизации истории общей педагогики положены этапы социалистического развития в нашей стране, истории сурдопедагогики — ведущие методы обучения глухих.

Первый этап в развитии советской тифлопедагогики охватывает годы с 1917 по 1924-й. В эти годы были созда­ны благоприятные социальные условия и предпосылки для развития принципиально новой — советской тифлопедагогики и системы обучения слепых детей. Советское государство, исходя из марксистско-ленинской теории коммунистического воспитания, определило задачи дефектологии и школы сле­пых, призванной готовить выпускников к активной трудовой жизни в новом социалистическом обществе. Тифлопедагогика приступила к пересмотру целей, содержания и методов обучения и воспитания слепых детей.

Второй этап (с 1924 по 1931 год) является важным на пути утверждения диалектико-материалистической теории тифлопедагогики и практики обучения. В эти годы тифлопе­дагогика определила основные исходные положения науки и приступила к перестройке практики обучения и воспитания на основе теории коммунистического воспитания.

Третий этап в развитии тифлопедагогики охватывает годы с 1931 по 1941-й. Это сложный и противоречивый период в развитии советской науки об обучении и воспитании детей с тяжелыми формами нарушения зрения. С одной стороны, он характеризуется большими достижениями в тифлопедагогике и школьной практике. Эти достижения касаются всеобуча, объема знаний, дальнейшей дифференциации обучения по степени нарушения зрения и многого другого. С другой стороны, в тифлопедагогике единственно правильной признается «сверхкомпенсаторная» теория развития слепых и слабовидящих детей, спозиций которой решаются все основные вопросы их обучения и воспитания. Признание в тифлопедагогике «сверхкомпенсаторной» теории становится глвным для практики обучения. Перед школой возникают огромные трудности в решении задач подготовки выпускников с нарушением зрения к активному участию в социалистическом строительстве. К концу 40-х годов назревает острая необходимость пересмотра основных теоретических положений тифлопедагогики на основе достижений общей психологии и практики обучения и воспитания слепых и слабовидящих детей.

Коренной перелом в развитии тифлопедагогики наступает в начале 60-х годы. Он совпал с большими достижениями в области смежных наук. В результате советская школа слепых и слабовидящих к середине 60-х годов на основе достиже­ний науки сумела определить основное содержание обучения, обосновать структуру и типы школ для детей с тяжелыми формами нарушения зрения, определить перспективы пере­стройки школы в свете исходных положений теории общей педагогики.

В1921 году к разработке программы по труду в школе слепых был привлечен П. П. Почапин, который внес свой вклад в решение проблемы трудового и профессионального обучения слепых детей и взрослых в СССР. С 1922 года в школьную программу был включен новый предмет «обществоведение», налажено издание книг по Брайлю по этому предмету. Однако следует признать, что основное содержание обучения в школах слепых с 1917 по 1924 год мало чем отличалось от старой дореволюционной школы: элементарные знания по родному языку, арифметике, развитие сенсорики, элементарный труд.

Что касается дифференцированного обучения слабовидящих детей, то хотя вопрос об этом поднимался ведущими офтальмологами еще до Великой Октябрьской социалистической революции, в частности С. С. Головиным, возможность открытия школ для этой категории детей с нарушением зрения появилась значительно позже.

В результате первой мировой и гражданской войн, голода и разрухи количество слепых к 1918 году не только не уменьшилось, а наоборот, увеличилось. Количество же школ для них по РСФСР и Украине заметно сократилось — с 36 школ в 1914 году до 24 школ к 1920 году.

Подготовка кадров

Подготовка учителей к роли воспитателей слепых детей при социализме осуществлялась в двух направлениях: во-первых, путем переквалификации старых кадров, многие из которых перешли на сторону Советской власти; во-вторых, путем подготовки новых кадров тифлопедагогов из числа пролетарской молодежи. Уже в 1918 году были организова­ны первые кратковременные курсы по переподготовке персо­нала учреждений для «физически дефективных» детей. В 1923 году в Москве состоялись первые курсы по переподготовке работников школ слепых. Одновременно из числа пролетарской молодежи в Ленинграде стали готовить тифлопедагогов в институте Социального воспитания .нормального и дефективного ребенка. А с 1922 года в Москве также приступили к подготовке кадров дефектологов в Медико-педагогическом институте Наркомздрава и Московском институте детской дефектности. Большую заботу проявляет Советское правительство по отношению к учителям школ слепых. Выполняя решения 1-го Всероссийского съезда по просвещению, наказ В. И. Ленина о необходимости проявлять постоянную заботу о народном учителе, Советское правительство прини­мает все меры для улучшения материального положения ра­ботников школ слепых. В решениях I Всероссийского съезда деятелей по борьбе с дефективностью... указывалось, что, учитывая всю тяжесть работы в учреждениях для дефектив­ных детей, необходимо улучшить положение педагогического и воспитательного персонала, «приравнять его в снабжении натурой к рабочим тяжелого физического труда»
Началом борьбы за утверждение новых принципов теории коммунистического воспитания в дефектологии стал IIсъезд СПОН (по социально правовой охране несовершенно­летних), состоявшийся в 1924 году. Он определил начало но­вого этапа в развитии советской тифлопедагогики и школы слепых в СССР.

К подготовке и работе съезда были привлечены известные дефектологи, психологи, врачи, физиологи, педагоги (В. М. Бехтерев, Л. С. Выготский, А. С. Грибоедов, А. Н. Граборов, В. А. Гандер, П. Я. Ефремов, А. М. Щербина и др.). С программным докладом на тему «К психологии и педагогике детской дефективности» на съезде выступил Л. С. Выготский. К тому времени он уже был известным психологом, автором свыше 100 научных трудов, широко философски образованным человеком. В своих теоретических и экспериментальных исследованиях он опирался на достижения диалектико-материалистической теории познания, использовал достижения отечественной и зарубежной физиологии и психологии.

В предисловии к сборнику, который вышел накануне II-го съезда СПОН Л. В. Выготский писал: «Мы хорошо знаем, что, делая первый шаг, мы не можем избежать многих и серьезных ошибок. Но все дело в том, чтобы первый шаг был сделан в верном направлении».

Советские дефектологи критически проанализировали достижения мировой и отечественной науки о возможностях и путях развития личности человека, чья познавательная деятельность (в частности, слепых и слабовидящих) проходила в условиях сенсорной недостаточности. В докладах Л. С. Выготского и других участников съезда подвергся резкой критике узкобиологизаторский подход к пониманию роли дефекта в развитии слепого, глухого человека. Л.С.Выготский вскрыл в докладе теоретическую несостоятельность такого подхода в психологии и педагогике и показал, «что между миром и человеком стоит социальная среда, которая направляет и преломляет по-своему то, что исходит от мира к человеку и от человека к миру». Это принципиально новое положение советской дефектологии создало теоретическую основу для перестройки содержания и методов обучения и воспитания слепых и слабовидящих. Оно находилось в полном соответствии с принципами коммунистического воспитания, учением основоположников марксизма-ленинизма об общественном характере формирования личности человека.

Спецшкола, в том числе и школа слепых, в корне должна была пересмотреть традиционные дидактические пути компенсации и коррекции дефекта и вторичных отклонений в развитии, обусловленные слепотой. «На место биологической компенсации, — указывалось в документах съезда, — должна быть поставлена прежде всего социальная компенсация».

В 1928 году выходит первая программа советской школы слепых. Ее авторами были В. А. Гандер, П. Я. Ефремов, Л. В. Занков, Д. И. Зоричев, Г. А. Успенская и др. В основу содержания первой программы для школ слепых была положена комплексная программа ГУСа. Материал программы ГУСа распределялся на пять лет (вместо четырех). Увеличение срока обучения объяснялось тем, что «зрячий ребенок воспринимает многое сам собой, без особой работы; слепому же необходимо затрачивать более продолжительное время».

В соответствии со специальными задачами, стоящими перед школой слепых, в программу были включены разделы: 1) сенсомоторное воспитание и овладение пространством — ориентировка; 2) трудовое воспитание и обучение. Усвоение этих разделов в школе слепых не только решало задачу во­оружения учащихся трудовыми умениями и навыками, но и «развитие руки ребенка», которая, по мнению авторов программы, в дальнейшем должна проникнуть «во все поры» общеобразовательных занятий.

Новое содержание обучения и воспитания слепых, закрепленное в учебной программе 1928 года, потребовало пересмотра основных принципов и методов изучения учебного материала;

Сеть и структура школ слепых

Основным типом учебных заведений для слепых детей в этот период становится школа I ступени, рассчитанная на пять лет (вместо четырех) обучения с единым учебным планом и программой трудовой школы I ступени для зрячих. Специальным Положением об учреждениях для слепых детей и постановлением СНК от 1926 года предусматривалось создание: 1) детских домов для слепых дошкольников; 2) детских домов и школ приходящих для слепых школьного возраста; 3) домов для слепых подростков с профессионально-техническим уклоном; 4) музыкальных техникумов для незрячей молодежи.

Первая программа школы слепых 1928 года предусматривала открытие подготовительной группы для тех детей, которые оказывались неподготовленными к обучению. Работа в подготовительной группе предполагала развитие у слепых детей сенсомоторной среды, привитие бытовых навыков и навыков ориентировки для той работы, которая имеет место и дошкольных отделениях.

Кадры тифлопедагогов. Глубокая перестройка системы обучения и воспитания слепых в СССР в соответствии с задачами социалистического строительства в стране, достижениями в области тифлопедагогики обусловила необходимость расширения программы курсовой переподготовки тифлопедагогов и подготовку кадров учителей школ слепых с высшим образованием. С 1926 года в Москве стали действовать постоянные курсы переподготовки педагогов школ слепых, глухих и умственно отсталых детей по 13 разделам программы, включая и открытые занятия практиков.

С 1929 года на дефектологическом факультете Ленинградского педагогического института им. А. И. Герцена начинается подготовка тифлопедагогов с высшим образованием.

Вопрос о раздельном обучении слепых и слабовидящих детей поднимался в стране уже в первые годы существования Советского государства. Но социально-экономические усло­вия развития специальной школы не позволяли осуществить предложения офтальмологов и тифлопедагогов. На основании Приказа № 181 от 1931 года ведется большая подготовительная работа, в результате чего в 1932 году выходитпостановление Наркомпроса о развертывании сети школ для слабовидящих детей. В 1933 году открываются первые клас­сы для слабовидящих в Ленинграде, а затем в Москве, Кие­ве, Горьком, Смоленске.

Реализуя задачи коммунистического воспитания, тифлопедагогика уделяет особое внимание вопросам физического и эстетического развития слепых школьников.

Значительных успехов в 30-е годы достигла советская дефектологическая наука в разработке методов воспитания и обучения слепоглухих детей. Опыт работы отделения слепо-глухих в Харьковской школе слепых и Ленинградском отофонетическом институте позволил И. А. Соколянскому научно обосновать эффективные методы приобщения слепоглухих к труду, общения со слышащими, обучения основам наук на уровне программы общеобразовательной школы.

. В 30-е годы школы для детей с нарушением зрения полностью дублируют содержание обучения общеобразовательной школы зрячих, несколько увеличив сроки обучения. Теоретические основы идентичного образования зрячих и незрячих были разработаны еще в середине 20-х годов, iho трудности экономического развития страны не позволили полностью реализовать задачи перестройки школы слепых в свете достижений тифлопедагогики.

Так, в РСФСР с 1938 по 1941 год количество школ с 29 увеличилось до 55. Если в 1928 году обучением было охвачено 1553 человека, то к 1941 году в школах училось уже 3711 человек. На Украине к 1941 поду было открыто 17 школ слепых и 1 школа слабовидящих, а также 36 школ взрослых по ликвидации безграмотности.

После открытия школ слабовидящих остро встал вопрос о квалификации учителей учебных заведений для слабовидящих детей. Наркомпросом совместно с кафедрой тифлопедагогики ЛГПИ им. А. И. Герцена была разработана программа трехмесячных курсов переподготовки учителей школ слабовидящих. По этой программе в течение нескольких лет проводились Всесоюзные курсы учителей-дефектологов.

Большую роль в повышении квалификации учителей-дефектологов сыграл в эти годы Экспериментально-дефектологический институт в Москве, при котором работали центральные курсы (директор Г. А. Власова).

Переход школ слепых и слабовидящих на предметное обучение привел к пересмотру учебного плана подготовки учителей тифлопедагогов на дефектологическом факультете ЛГПИ им. А. И. Герцена.

Впервые была осуществлена подготовка тифлопедагогов на заочном отделении дефектологического факультета в Ленинграде.

Большая работа была проведена органами народного образования Украинской ССР по охвату всеобщим обучениях слепых детей и подростков в районах Закарпатья и Львовской области.

К началу 1950/51 учебного года по СССР обучением было уже охвачено около 7000 слепых детей и подростков.

Задачи, стоящие перед средней школой слепых и слабовидящих и включенные в общую систему образования, обусловили необходимость дальнейшего совершенствования методов обучения и воспитания учащихся с нарушением зрения и условиях развитого социалистического общества. Выход методических пособий по физкультуре (Л. Б. Самбикин).

Школа слепых и слабовидящих к концу рассматриваемого периода полностью работает по программам массовой средней общеобразовательной школы с увеличением срока обучения на два года (1 год добавляется на начальную и 1 год на среднюю школу). Учебный план школы предусматривает с 1957 года в начальной школе четыре дополнительных часа (по сравнению со школой зрячих) на занятия «по коррекции физического развития, речи, представления и других недостатков», а в старших классах средней школы увеличение часов на трудовую и профессиональную подготовку учащихся с нарушением зрения.

С 1946 года возобновляет работу тифлоотделение на дефектологическом факультете ЛГПИ им. А. И. Герцена; с начала 50-х годов на кафедре в Ленинграде и НИИ дефектологии АПН в Москве открывается аспирантура для подготовки научных кадров в области тифлопедагогики.





скачати

© Усі права захищені
написати до нас